Умри ты сегодня, а я завтра. Часть 1

298
4 минуты
Умри ты сегодня, а я завтра. Часть 1 картинка
По данным Our World in Data, Россия находится на 20-м месте в мире по количеству привитых граждан, а по смертности — на 12-м.
Главная болезнь XXI века — не коронавирус, а инфантилизм

По данным авторитетного статистического портала Our World in Data, хотя бы одну дозу вакцины против COVID-19 получили 23,8% населения Земли, при этом в развивающихся странах с низким уровнем жизни этот показатель не превышает 1%.

В Северной Америке 33% населения вакцинированы полностью и ещё 9,8% получили первую дозу вакцины. В Европе эти показатели 29% и 13% соответственно. В России же — 12% и 4,5%. Общее число смертей от коронавируса в мире достигает четырех миллионов человек и по этому показателю Россия находится на 12-м месте.

По количеству вакцинаций — на 20-м, а по количеству смертей от вируса — на 12-м. Суровая статистика говорит россиянам о том, что мы умираем почти в 2 раза быстрее, чем вакцинируемся. И в этих условиях мы сошлись в ратном бою… нет, не с вирусом, а друг с другом. 

Не то чтобы в последние десятилетия это было нам в новинку. Со времен утраты общественной идеологии нам не удается найти единства ни по одному вопросу. Отношение к революции 1917 года и советскому строю, политика Сталина, Горбачева, Ельцина, курс на Запад или Восток, Украина, Крым, Белоруссия, — любая значимая тема разбивает нас на два лагеря непримиримых противников. Отличие темы вакцинации в том, что, пожалуй, впервые индивидуальный выбор «к какому лагерю прибиться» формирует коллективную судьбу в самой главной категории — «быть или не быть». 

Поэт Иван Бездомный и литератор Михаил Берлиоз в диалоге с Воландом утверждают, что «человек сам управляет своей судьбой». И слышат в ответ, что для «управления своей судьбой» необходимо иметь хоть какой-то план, а его у человека нет — «ни на тысячу лет, ни даже на один день». Вернее, планы-то, может, он и строит, да только одна маленькая случайность способна перечеркнуть их в одночасье. «Неужели вы скажете, что это он сам собою управил?» — задает самый главный вопрос человечества персонаж Воланда на страницах бессмертного романа Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита». 

Действительно, кто же управляет судьбой человека? Он сам? Другие люди? Невидимые силы? Этот вопрос стоит перед нами с начала времен. Тысячи лет тому назад один homo sapiens, измученный голодом, каждый раз молился об удачной охоте деревянному истукану. А его «сосед по пещере», тоже на краю голодной смерти, придумал загонять животных в яму громкими звуками и этим поднял свои шансы на выживание. Гены «прозорливого охотника» мы сегодня находим в себе, будучи потомками выживших. А те, кто не догадался взять в руки копье, исчезли без следа. 

Человек не выбирает, когда быть дождю, а когда — засухе. Однако в его власти создать систему орошения. Иными словами, окружающая среда бросает нам вызовы, а мы их адаптируем или погибаем. И от нашего выбора — коченеть в страхе перед силами природы или использовать свои таланты ради выживания — зависит всё. 

Эпидемия — одна из глобальных «красных кнопок» мироздания. Помимо нашей воли, вспышки вирусов появляются то там, то здесь, унося миллионы жизней. И во все времена всегда есть те, кто под давлением этой опасности изобретают защиту, лекарство, вакцину, и те, кого обуревает ужас пещерного человека. 4 июля 1831 года Санкт-Петербург взбунтовался против строгих санитарных ограничений из-за холеры. Одни мятежники считали пандемию выдумкой, другие — хитро срежиссированной диверсией и даже злокозненной чередой отравлений правительством своих подданных. Прежде чем вмешались войска, главная городская больница оказалась в руках толпы, а лечившихся в ней успели «выпустить на волю». Как оказалось, не все госпитализированные с холерой даже сами верили, что заразились.

Что это? Принцип естественного отбора, как в животном мире, где «выживает сильнейший»? Природа систематически «прореживает» наши ряды, находя «слабое звено» по уровню интеллекта, образования, доступа к информации?

Но нет — вся история человечества говорит о том, что в нашей популяции выживает не сильнейший одиночка, а самый сплоченный коллектив. Будучи наислабейшими в саванне, мы были вынуждены объединяться с себе подобными, чтобы охотиться, обороняться, сохранять запасы. Более того, с самого начала мы сохраняем слабых особей — детей, как наше будущее состояние, стариков, как носителей важных знаний и опыта, и даже больных, которым мы «перевязываем лапку» из сострадания и понимания, что ценные «кадры решают всё».

Продолжение здесь.


Яна Мальцева

© Мысли шире!

Заметка написана с использованием материалов онлайн-тренингов «Системно-векторная психология» Юрия Бурлана


Комментарии


CAPTCHA